jouissance freud lacanВведение и первая глава книги д-ра Патрика Валаса Les di(t)mensions de la jouissance (Érès, 1998; Éditions du Champ lacanien - Collection Cliniques, 2009) - (Сказ)мерения наслаждения. Труд содержит подробный разбор и точную библиографию всех высказываний Фрейда и Лакана о наслаждении. К чему стремится человеческий субъект? Правда, на различных этапах развития и постижения культуры мы можем стремиться как к весьма скромным и приземленным удовольствиям, так и к величию духовных подвигов. Всеми этими порывами мы равно обязаны свойству испытывать наслаждение.

Мы сказываемся, то есть свидетельствуем о нем, в речи. Скажи мне, в чем твое наслаждение, и ты скажешь, кто ты.

Измерения сказанного: le Bien-dire (от переводчика)

с глубокой признательностью Патрику Валасу за искренность, терпение и щедрость на путях знания

Труд был издан в 1998 г., переиздан с дополнениями в 2009 г.

Patrick Valas. Les dimensions de la jouissance : du mythe de la pulsion à la dérive de la jouissance. 
- первое издание (1e édition) — Ramonville, France: Érès, 1998.
- второе издание (2e édition) — France: Editions du Champ lacanien (Collection Cliniques), 2009.

Заслуживает внимания, что автор комментирует клиническую практику Жака Лакана, основываясь в том числе и на личном опыте совместных анализа и контроля последующей аналитической работы.

jouissance pvalasЗаглавие интереснейшей работы доктора Валаса – Les di(t)mensions de la jouissance. В названии заключены игры слов и тонкости смысла: dimension может быть переведено как размер, величина, но так же и мера, и масштаб (явления). Через lalangue получаем dit-mention (от le dire, сказ, и mention, упоминание) и la ditmansion (обитель речи). Соединить пространственные коннотации, столь уместные в русле
лакановской топологии, со значением поля и сферы действия дает возможность русское слово измерение.

На слух mensions, отделенное от di-, звучит точно как mention — запись, упоминание, указание. Именно наслаждение прописывает на теле собственном (фр. corps propre) Другие отметины, и в конечном итоге предопределяет историю субъекта.

Введение одной буквы дает di(t), то есть сказанное (фр. dit). Мы получаем таким образом (сказ)мерение, универсум наслаждения, где сказанное позволяет выявить желание. Можно упомянуть о лакановском концепте Bien-dire — верных слов. Само выражение bien-dire (дословно: хорошо-сказать), как идиома, означает красноречие, красное словцо, умение говорить и формулировать. У Лакана практика высказывания создает этический уровень взаимодействия; в то же время, аналитик и анализант равно пребывают в анализе, и "le Bien-dire ne dit pas où est le Bien" — "Верное-слово не говорит, где Благо".

"C'est ce que je fais, de ma pratique tirer l'éthique du Bien-dire" — "Вот что я делаю, из своей практики извлекаю этику Верного-слова" Lacan J. Autres écrits. — Paris: Éditions du Seuil, 2001. — р. 541 (Лакан Ж. Другие изложения).

Les dimensions de la jouissanceПодзаголовок книги — Du mythe de la pulsion à la dérive de la jouissance — От мифа влечения к dérive (отходу? сдвигу?) наслаждения. Слово dérive очень многозначно (это может быть и отнесение, смещение) поэтому я обращаюсь к автору за очередным любезным разъяснением. "Dérive, il faudrait l'entendre comme une longue et lente glissade" — dérive следует понимать как долгое и медленное скольжение. Вариант "отклонение", возможно, здесь не самый удачный, поскольку подразумевает не только уклон, но и отказ, и девиацию (вводя тем самым некую условную "норму"). Наконец-то слово найдено — в русском языке есть понятие дрейф, длительное и бесспешное скольжение литосферных плит по поверхности мантии или судна по глади океана.

Забавным образом дрейф перекликается с жаргонным дрейфить — страшиться, опасаться.

Апресян Ю. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Проспект. М.: Русские словари, 1995, стр. 123-132.

Но сам Фрейд, подчеркивая непомерность наслаждения для человека, иногда соотносил его со страхом. Кто не сдрейфит наслаждаться?

portret pv С надеждой, что заинтересованному читателю будет доступен для прочтения и понимания весь текст книги, предпринят этот перевод по главам. Продолжение следует.

Полина Ювченко, переводчик

 

Автор книги — д-р Патрик Валас (Patrick Valas), психиатр, работавший в ряде госпиталей Парижа, психоаналитик, член Школы психоанализа форумов Лаканового поля (L’EPFCL-France).

Частную психоаналитическую практику ведет более 30 лет.

Множество публикаций П. Валаса можно найти в таких изданиях, как Lettre de l’École Freudienne de Paris, Ornicar, Essaim, La Revue du Champ lacanien и др. Видео и аудио его последних семинаров доступны по ссылке.

 

(Сказ)мерения наслаждения

 

От мифа влечения к дрейфу* наслаждения 

*Лакан Ж. : « …То, что я называю дрейфом при переводе Trieb, дрейфом наслаждения». Цит. и перев. по уроку 8 мая 1973 г., стр. 102, семинар Еще (Encore, 1972-1973), из-во Seuil, Paris, 1975. 

 

Концепт наслаждения в лакановском поле

 

Введение

Лакан выражал пожелание, чтобы поле наслаждения было названо лакановским полем.

Лакан Ж. Семинар, Книга XVI, Изнанка психоанализа — J. Lacan. Le séminaire, Livre XVI, L'envers de la psychanalyse, Le Seuil, Paris 1991, p. 93.

Верно то, что до него не возникало стремление продемонстрировать, в чем же состоит главенствующая роль наслаждения в устройстве мира.

Де Сад находится в ином регистре, а именно воли к наслаждению без препятствий. Когда он говорит о праве на наслаждение, то делает из него императив, тогда как кроме Сверх-я ничто не вынуждает наслаждаться.

В первые годы своего преподавания он использует термин "наслаждение" (фр. jouissance, нем. Lust или Genuss) как и Фрейд, в том смысле, который слово имеет в бытовой речи как синоним радости, удовольствия, но более всего крайнего удовольствия, экстаза, блаженства, неги если речь идет о сексуальном удовлетворении. Когда Фрейд хочет подчеркнуть чрезмерный характер удовольствия, вместо слова Lust (что можно перевести как удовольствие, охота, желание) он использует Genuss (фр. jouissance, рус. наслаждение) в некоторых случаях отсылая к ужасу или к болезненному ликованию. Фрейд не концептуализировал наслаждение, но наметил его поле (которое помещает по ту сторону принципа удовольствия, определяющего действие психического аппарата), где как удовольствие в страдании проявляются повторяющиеся феномены, соотносимые с влечением к смерти.

Влечение к смерти будет заново определено Лаканом как пульсация наслаждения, настойчивость в повторении цепи бессознательных означающих. Удовольствие и наслаждение не принадлежат одному регистру. Удовольствие является барьером от наслаждения, которое всегда оказывается избыточным относительно удовольствия, граничащего с болью.

Поскольку язык не позволяет сказать все, Лакан сталкивается с трудностью в связи со своей концепцией бессознательного, структурированного как язык, при определении проявлений наслаждения вне действия принципа удовольствия. Перед ним стоит следующий вопрос: как может субъект испытывать наслаждение, если по определению доступ к наслаждению невозможен по закону удовольствия, и в то же время это наслаждение ему запрещено Законом? Именно потому, что "не все является означающим" Лакан пришел к концептуальной необходимости введения понятия наслаждения в своем изложении. Он начал с семинара Этика психоанализа (1959-1960),

J. Lacan. Le séminaire, Livre VII, L'Éthique de la psychanalyse, Paris, Le Seuil, 1986 (рус. перев. – Лакан Ж. Этика психоанализа. - М.: Гнозис/Логос, 2006).

позаимствовав термин наслаждение из юридического дискурса.

В юриспруденции соотв. рус. пользование — одному из основных правомочий собственника (прим. перев.).

Ведь сущность Права состоит в разделе, распределении и возмещении наслаждения.

Ж. Лакан, "[...] безопасность (sécurité) наслаждения богачей в наши времена возросла, поразмыслите-ка хорошенько, благодаря тому, что я называю всеобщим трудовым правом" — в L'Éthique de la psychanalyse (Этике психоанализа), из-во Le Seuil, Париж, 1986, стр. 235.

Юридическое определение наслаждения

Ж. Лакан, "[...] возвращение к самому слову наслаждение как раз необходимо. Лексическое понимание позволяет увидеть, что использование термина варьируется от этимологического аспекта, указывающего на радость, до аспекта обладания, который предполагает различие между пользованием (фр. jouir de — наслаждение чем-либо) и наслаждением (фр. jouir). Наглядный пример в юридическом либо биржевом пользовании фондами, поскольку пользование (фр. jouir de) ценной бумагой суть возможность ею распорядиться» — в La logique du fantasme, non publié (в Логике фантазма, неопубликовано). Урок 7 июня 1967 г.

семантически и этимологически непрямо восходит к рассуждениям св. Августина

Св. Августин, De moribus Ecclesiae Catholicae, в De Diversis Quaestionibus (вопрос 30), De Doctrina Christiana и De Trinitate. Наши благодарности за ссылки Жаку Ле Брюну (Le Brun), изучавшему эти тексты в его авторском курсе об Истории католицизма (университетский курс 1988-1989 г.г.) в Практической школе высших исследований (EPHE).

о паре uti и frui.utamaro1

Св. Августин различает два вида любви. Любовь, которая наслаждается своим объектом (frui), и любовь, которая использует этот объект как средство (uti) для достижения наслаждения чем-то иным. Наслаждаться-jouir (frui) есть любовь к самой вещи как к абсолютной цели, тогда как пользоваться-utiliser (uti) есть любовь к вещи при ее использовании по мере приближения к наслаждению другим объектом. Но соотношение frui и uti сложно, они сочетаются в различных качествах, которые можно расставить по ценностной шкале:
- Caritas (любовь, предназначаемая Богу) наслаждается Богом, используя мир. Это благая любовь как абсолют хорошего использования мира.
- Cupiditas (ее частью является сексуальное желание) наслаждается миром, используя Бога. Это пагубная любовь как плохое использование Бога.
Августин проводит различие между благим и пагубным наслаждением, опираясь на божественный закон.
Если не углубляться в августиновские определения, в регистре психоанализа Фрейда и Лакана, как мы увидим далее, посредством Закона (запрещения инцеста) вводится различие между вредоносным (инцестуозное наслаждение) и приемлемым наслаждением субъекта.

Данный источник подтверждается юридическим термином узуфрукт, который в одном слове совмещает разницу между uti и тем, что в нем годно для наслаждения.

J. Lacan. Le séminaire, Livre XX, Encore, Paris, Le Seuil, 1970, р.10 (рус. перев. – Лакан Ж. Ещё. – М: Гнозис/Логос, 2011).

Психоанализ является сферой не существ либо вещей, но желания и наслаждения, и именно путем желания и наслаждения человеческое существование обретает характер драмы. Без желания и наслаждения понятия жизни и смерти потеряли бы смысл. 

Желание связано с Законом запрета инцеста (подчиненного законам языка), который запрещает наслаждение говорящему субъекту — и именно поэтому он может получить доступ к использованию речи. В то же время, наслаждение не начинает существовать и не интересует нас до момента, когда мы заговариваем о нем. По факту речи наслаждение подвергается глубокому изменению.

Вслед за Фрейдом Лакан артикулировал действие механизма наслаждения в языке, и показал, что именно язык предваряет любое появление телесного наслаждения. Невыразимое, несказанное, наслаждение все же может быть очерчено в дискурсе.

То, что наслаждение основывается на означающих, порождает различные модальности наслаждения в поле субъекта:

utamaro2- наслаждение Другого [J (A)], Другого в том смысле, когда речь касается тела собственного;
- фаллическое наслаждение [J (j)] как наслаждение, связанное с языком;
- прибавочное наслаждение в объекте малое а. Этот объект возникает благодаря операции наделения значением, но сам ей не подлежит. Поэтому он включает остаток наслаждения;
- чисто женское наслаждение определено как существующее "по ту сторону" фаллоса, к тому же дополнительное, поскольку оно никак не связано с процессом означивания.

Лакан различает наслаждение мужское и женское. Между ними нет взиамопересечений, нет соизмеримости, откуда афоризм Лакана "сексуальных отношений не существует". Эти модальности наслаждения приведут его к созданию нового подхода к сексуальному наслаждению.

Измерение наслаждения, новаторски вводимое им в поле Фрейда, приведет к важным последствиям относительно практики и вопроса предназначения психоанализа. Он сможет обосновать первые положения этики психоанализа, основываясь на Bien-dire, Хорошо-сказанном. Ее фундамент зиждется не на идеалах, а на структуре дискурса, определяющего субъект в сингулярности его желания, соотносимого и с Законом, и с его особым наслаждением.


Глава 1. Что есть желание?


Мир Фрейда является универсумом желания и наслаждения, поэтому мы начнем с дефиниции желания в психоанализе.

1. Фрейд и желание

Фрейд, определяя желание (фр. désir), использует два термина: Wunsch, что означает желание или пожелание, и Lust, переводимый как охота (фр. envie) и удовольствие (фр. plaisir). В немецком языке термины Wunsch и Lust не имеют отзвука благодарности, в отличие от слова Begierde, которым Фрейд не пользуется, и которое в философской традиции указывает на желание со смежной с ним признательностью.

В теории сновидения желание получает свое лучшее определение. Wunsch там описывается как вытесненное бессознательное желание, и в то же время как исполнение желания. Желание не следует путать с потребностью. Даже при стремлении определить желание как одну из многих потребностей, изначально очевидно, что человеческое существо, столь проворное в нахождении преференций в плане потребностей насыщения, утоления жажды, и т.д., может пойти на любые неправдоподобные и нелепые крайности в том, что топорно обозначают как сексуальную потребность. Так называемая "сексуальная потребность", как бы там ни было, не соответствует никакой рационализируемой потребности, и именно эту глубоко загадочную тягу Фрейд называет сексуальным желанием. В то время, как потребность может быть удовлетворена (Befriedigung) подходящим объектом, удовлетворение желания(Wunschbefriedigung) находится в ином регистре. 

Бессознательное желание (Wunsch) стремится сбыться через онейрическую или фантазмическую продукцию в символах восприятия, которыми опыт удовольствия (Lust) либо неудовольствия (Unlust) был запечатлен в памяти психического аппарата в форме его компонентов, мнезических следов. 

traum Anna-1Фрейд иллюстрирует теорию сновидения как исполнения желания многочисленными примерами, в том числе сновидением его дочери Анны, которое та видела в возрасте 19 месяцев.

У З. Фрейда: Анна во сне громко произносит следующие слова: " ....Ф(р)ейд, к(л)убника, земляника, ом(л)ет...". Сновидение является выполнением желания. Ч. 3, Сон Анны, в Толковании сновидений — цит. и перев. по Interprétation des rêves, P.U.F. Paris 1971. — P. 119.

 Накануне она была лишена десерта из-за легкого недомогания. Ночью ей приснились в точности те блюда, которые были ей запрещены, и посредством запрета стали объектами желания. Фрейд относит данное сновидение к исполнению сексуального желания, даже несмотря на возраст сновидицы, по определению желания как такового. Окольным путем онейрического представления маленькая девочка приходит к удовлетворению вытесненного желания. Этот пример демонстрирует, что удовлетворение желания (Wunschbefriedigung) в первую очередь является субъективным удовлетворением (онейрическим или фантазмическим), 

Фрейд очевидно доказывает, что в работе сновидения широко используются игры слов, вот почему испытываемое удовольствие следует выявлять с его формальной стороны. См. Острота и ее отношение к бессознательному.

независимым от действительной реализации посредством органа (впрочем, иногда они могут и совпасть), независимым также от встречи с сексуальным объектом. Удовлетворение желания имеет сексуальную ценность, ведь все-таки по определению желание (Wunsch) всегда имеет сексуальную полярность. Мы увидим далее, какое определение Фрейд дает сексуальности, не сводя ее к генитальному.

Что до поиска сексуального объекта в реальности, он всегда ориентирован мнезическими следами, которыми обусловливается бессознательное и нерушимое желание.

Об этом Фрейд говорит в последних строках Толкования сновидений. Решение, которое Лакан предлагает для этой загадки нерушимого желания, состоит в артикуляции желания в цепи означающих, вплоть до его реализации в речи. Лакан приводит в пример признание Сократа о том, что его заветное желание длится в вечном диалоге с мудрецами прошлого и будущего, в беседе о чете и нечете — что вполне можно понимать как чередование присутствия-отсутствия, присущее измерению означающего.

utamaro jouissance 5Таким образом, что искомый объект всегда остается вновь обретенным относительно утраченного навсегда (и задавшего первый опыт удовлетворения) первичного объекта. Здесь мы вместе с Фрейдом приходим не к произвольному расширению словаря, а к настоящей теории желания (Wunsch).

В отличие от сексологов начала прошлого века, сокращавших человеческую сексуальность до сексуальных биологизмов лишь в смысле генитальности, психоанализ Фрейда создал намного более широкую теорию сексуальности. Даже если она не была окончена, ее содержание, согласно Фрейду, близко эросу Платона.

Сексологи позаимствовали из философии термин либидо (его можно перевести как охота, желание, стремление, притязание). Определяя libido sexualis, они ужимали это понятие до "сексуального инстинкта". В свою очередь, Фрейд перенимает данный термин у сексологов, но придает ему новое значение. Принимая во внимание все этапы его научного пути, нелегко найти единый устоявшийся смысл понятия, но либидо всегда остается главной частью сексуальности. Для Фрейда либидо может означать также и вожделение как сладострастие, сохраняя смысл удовольствия (Lust) как желания (Wunsch). В первом концептуальном определении, которое мы находим в Трех очерках по теории сексуальности, либидо является энергией одновременно количественной и качественной, и обозначает динамическое проявление сексуального влечения в психической жизни. Оно относится к желанию так, как голод к аппетиту. Фрейд всегда будет поддерживать сексуальную полярность либидо. Он сохранит это понятие для сексуальных тенденций и лишь в этом смысле либидо используется в психоанализе. 

Фрейд всегда повторял и утверждал так ясно, насколько возможно, что он установил различие между Sexualtriebe (сексуальными влечениями) и Ichtriebe (влечениями Я) : "Отделение сексуальных влечений от других и вместе с тем ограничение понятия либидо этими первыми находят сильное подкрепление в изложенном выше предположении об особом химизме сексуальной функции" (цит. по Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. — К.: Здоровье, 1990. — Теория либидо, стр. 73) Freud S. Sur la théorie de la libido, in Trois essais sur la théorie de la sexualité. — Idées/Gallimard, Paris 1974. P. 128.

Отметим, что Юнг представлял либидо как некую неопределенную психическую силу. Именно это концептуальное расхождение в понимании либидо привело к разрыву между Фрейдом и Юнгом. Для Фрейда термин либидо имеет то преимущество, что универсально передает концепт сексуальности без необходимости его транскрибировать в других языках. К тому же, в немецком слово близко по звучанию термину Liebe, который значит желание и любовь; Фрейд неслучайно выбрал его для обозначения сексуальных влечений, которые связаны со всем, что может быть понято как любовь.

utamaro jouissance 4В Трех очерках по теории сексуальности, впервые опубликованых в 1905 г., но четырежды переизданных до 1920 г. с доработками и многочисленными дополнениями,

Фрейд З. Три очерка о теории сексуальности — Freud S. Trois essais sur la théorie de la sexualité, op.cit.

Фрейд ставит акцент на полиморфности человеческой сексуальности, независимой от зачатия как конечной цели и редукции до простой генитальности. Благодаря первым выводам из клинической работы он смог понять как сексуальный широкий спектр действий, обнаруживаемых у взрослых так же хорошо, как и у детей. Так, например, у младенца это удовольствие, получаемое при сосании, дефекации и вплоть до мастурбации. Следует уточнить, что существование детской сексуальности было установлено Фрейдом на основании лечения взрослых пациентов. Здесь речь идет о масштабной реконструкции постфактум, позволившей ему заключить, что сексуальность взрослого зиждется на "предыстории", состоящей в перверсной полиморфной сексуальности ребенка. И только во вторую очередь эти выводы получили подтверждение в непостредственном наблюдении детей. В самом деле, Фрейд часто поощрял близких учеников делиться соображениями насчет сексуальных проявлений у их собственных детей. С самых первых этапов работы Фрейд предположил сексуальный характер либидо, показав его мужское основание в том смысле, что оно участвует в развитии сексуальности, которая упорядочивается приматом фаллоса.

В Метапсихологии (1915 г.) Фрейд противопоставляет либидо, связанное с сексуальными влечениями, влечениям самосохранения Я.

Фрейд З. Метапсихология — Freud S. Métapsychologie, Idées/Gallimard, Paris 1969.

Он присовокупляет к этому дуализму влечений выводы, сделанные им годом ранее во Введении в нарциссизм (1914 г.),

Фрейд З. Введение в нарциссизм — Freud S. Pour introduire le narcissisme. In La vie sexuelle, P.U.F., Paris 1969.

относительно нового аспекта своей теории либидо. Я является "большим резервуаром либидо". От Я либидо будет переноситься на объекты, но фундаментальное вложение либидо в Я остается. Фрейд различает объект-либидо и я-либидо, последнее определяется им как часть либидо, которая остается инвестированной в Я. Эти две формы либидо последовательно чередуются, например, объект-либидо возвращается к Я, теряя различия, а влечение Я, либидо Я конвертируется в нарциссическое либидо. Последнее может происходить во время сна или болезни. Чтобы вникнуть в эту кажущуюся трудность, следует отличать "Я как либидинальный резерв"

Цит. и перев. по ibid.

в связи с первичным нарциссизмом от Я как психической инстанции (вторичный нарциссизм), о котором Фрейд подробно писал в Я и Оно. "Оно" было определено как резервуар влечений.

Фрейд З. Я и Оно — Freud S. Le moi et le ça, в Essais de psychanalyse. Payot, P.B.P., Paris 1973.

utamaro jouissance 7Вложения либидо могут меняться при смене им объекта и цели. Что и происходит при сублимации, о которой Фрейд заявлял: влечение находит удовлетворение без вытеснения, отвлекаясь от объекта и сексуальной цели, при инвестиции социально значимых объектов, например, в искусстве, литературе, интеллектуальной и научной деятельности. Фрейд не упускает случая подчеркнуть, что такие занятия приносят далеко не такое удовлетворение, как удовольствие, прямо полученное в сексуальном акте, и все же пишет, что это удовлетворения одного порядка. Окончательное определение сексуальности в психоанализе гласит, что сублимация является настоящей эротизацией действий, прямо не соотносимых с областью генитального. Например, Фрейд упоминает о куртуазной любви как о сублимации желания, признавая недействительным высказывание Юнга о сублимации как форме десексуации либидо.

Фрейд З. О психогенезе одного случая женской гомосексуальности — Freud S. Psychogenèse d'un cas d'homosexualité féminine. In Névrose, psychose et perversion. P.U.F. Paris 1974.

Если же либидо может менять инвестиции, оно может и принимать различные формы в зависимости от источников возбуждения на уровне эрогенных зон. С этой точки зрения понятие эрогенности может быть распространено по ту сторону эрогенных зон, на другие органы тела и даже на все тело в его совокупности. Отсюда следует, что когда влечение подавляется, желание может удовлетвориться путем введения в игру одного или нескольких других влечений. Такая подвижность либидо относительно его объектов, целей и источников делает его подобным мифическому флюиду, позволяя объяснить вложения, регрессии и фиксации субъекта в претворении сексуальной жизни.

В работе По ту сторону принципа удовольствия (1920 г.) вводится третий дуализм влечений парой Влечения к смерти — Влечения к жизни.

Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия — Freud S. Au-delà du principe de plaisir in Essais de psychanalyse, op.cit.

Влечения к смерти отсылают к Танатосу (жизненной силе дезинтеграции) и находятся в бинарной оппозиции к влечениям к жизни, соотносимых с Эросом (жизненной силой интеграции). Согласно Фрейду, это Эрос "поэтов и философов", он заново определяет Эрос Платона одновременно как любовь, желание, сублимацию и сексуальность.

Фрейд часто обращается к Платону, в частности в Трех очерках по теории сексуальности(1905), где приводит поэтический рассказ Аристофана в Пире, а также в По ту сторону принципа удовольствия (1919), Психологии масс (1923) и в Очерке психоанализа (1938).

Несмотря на концептуальную удачность античного Эроса, Фрейд никогда не отказывался от понятия либидо в пользу Эроса. Причина крылась в его нежелании рисковать забвением концепции сексуальности. Как Фрейд пишет в По ту сторону принципа удовольствия: "Сначала мы уступаем на словах, а затем уступаем в весомых вещах". Забегая наперед, мы можем сказать, что у Фрейда либидо уже сопряжено с более поздними поисками, которые Лакан предпринял для концептуализации желания и наслаждения, в особенности фаллического наслаждения.

2. Теория желания у Лакана

Лакан смог создать концепцию желания, черпая из двух источников:

- психоаналитического, основанного на Wunsch в определении Фрейда;
- философского, с опорой на Begierde, чье значение извлечено из Феноменологии духа Гегеля и содержит ключевое понятие признания. Оно может быть резюмировано следующим образом: "Я признаю себя через другого, который служит опорой моему желанию, то есть я принимаю его за объект своего желания, отвергая его сознание". Begierde означает аппетит, тягу или вожделение, в этих терминах излагается связь себя (фр. de soi) с сознанием.

Гегель. Борьба за признание — Hegel. Livre 2, ch. 2, L'attitude de la lutte pour la reconnaissance. Paris, Aubier, 1956.
Кожев А.
Введение в чтение Гегеля — A. Kojève. Introduction à la lecture de Hegel. Gallimard. Paris, 1971.

В первую очередь Лакан определил желание как желание признания. Первая цель субъекта состоит в том, чтобы заставить другого признать себя в обращенной к нему речи. Желание здесь признается через желание другого. Оно подвергается законам речи (дар, благодарность, обмен, договор и союз). Признавая законы речи, которые делают его желание законным, субъект может реализовать себя во встрече с избранным объектом. Это положение изложено в Функции и поле речи и языка в 1953 г., и отмечает начало публичных выступлений Лакана.

Лакан Ж. Функция и поле речи и языка в психоанализе — J. Lacan. Fonction et champ de la parole et du langage, in Écrits, Seuil, Paris 1966.

Позже, начиная с Инстанции буквы в бессознательном (1958 г.), определения субъекта и желания радикально изменятся.

Лакан Ж. Инстанция буквы в бессознательном, или судьба разума после Фрейда — J. Lacan. L'instance de la lettre dans l'inconscient in Écrits op.cit.

Прежде субъект, который еще не определялся разделенностью означающим, упоминался в смысле личности, могущей обрести завершенность бытия в полной речи при знании своего желания и примирения с ним. Новая концепция субъекта, определенная как разделенность означающим, представленным другим означающим, имеет радикальное отличие от личности.

Разделение субъекта касается различия, введенного Лаканом между субъектом высказанного и субъектом высказывания. Субъект высказанного является субъектом во фразе, подлежащим с точки зрения грамматики, а субъект высказывания — тот, кто говорит. Когда я говорю: "идет дождь", то субъект высказанного — "дождь", а субъект высказывания — тот, кто сказал, что "идет дождь".

Отсюда видим, что желание этого субъекта, разделенного означающим, подчинено законам языка, и управляется играми метафор и метонимий. Закон желания, то есть запрет инцеста, подчиняется этим законам языка.

Желание здесь уже исходит не от другого, но от Другого означающего. Желание простирается в метонимии цепи означающих, и его невозможно высказать.

Метонимия в цепи означающих есть процесс, в котором один концепт выражается посредством связанного с ним другого.

utamaro jouissance 3Субъект таким образом не может его признать, нужно провести интерпретацию, чтобы он смог его назвать. Средствами речи желание обретает существование через языковые представления. Пересматривая означающие, которые его определяют, субъект может менять ход своей истории. Как и Фрейд, Лакан показывает, что реализация желания связана с представляющим его означающим, а первым объектом желания является означающее признания. Отсюда следует, что чем дальше субъект продвигается по пути осуществления желания, тем больше он подвергается субъективному разжалованию и больше склонен к разделению своих объектов.

Субъективное разжалование (фр. destitution) соответствует угасанию (fading) субъекта. Субъект истирается, исчезает под гнетом определяющего означающего, а желание реализуется через воцарение этого означающего. Парафразируя Лакана, можно сказать, что субъект должен исчезнуть из собственных высказываний, чтобы статься в "бытии" своего желания. В этом смысле желание всегда является желанием смерти, поскольку скрепляющее его означающее всегда привносит веяние субъективного омертвения. Вот почему желание не сбывается легко, помимо прочих усилий, оно многого стоит субъекту, и в конечном счете желание не так уж и желательно. 

Вслед Фрейдом подчеркнем, что исполнение желания состоит в удовлетворении "бытия", которое неутолимо, 

В философской традиции Бытие (фр. l'Etre) соответствует очень строгим определениям, но Лакан использует термин "бытие" в намного более широком и менее концептуальном смысле. Он может называть бытием и то, что отсылает к символическому, например: 
Разделенный субъект ($) как "бытие означающее субъекта"; объект a как "бытие наслаждения субъекта"; удовлетворение желания в сновидении либо удовольствие от остроумной шутки как удовольствие бытия, а не тела собственного, так как это удовольствие формально связано с образованиями бессознательного. Еще можно добавить, что реальное, ткущееся означающим, также определяется как реальное бытия субъекта, и т.д.

а не о встрече желания с объектом, который мог бы его насытить. Акт желания постоянно воспроизводится, обновляясь желанием еще нереализованного, что у Лакана по определению является настойчивым действием бессознательного. Связывая упорство бессознательного желания с цепью означающих, Лакан решает загадку нерушимого желания (Wunsch), о котором Фрейд говорит в последних строках Толкования сновидений.

Связка желания с означающим задает сложность при артикуляции сексуального. Фрейд избежал этой проблемы, поскольку для него желание по определению сексуально. Чтобы получить возможность соотнести желание с сексуальным, Лакан присваивает ему объект, соответствующий его метонимической структуре (иначе мы бы уткнулись в стойкое противоречие). Этот объект будет подробно определен как метонимический фаллос, обозначаемый как материнская нехватка.

Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия Au-delà du principe de plaisir, op.cit., p. 16.

В дальнейшем мы увидим, как Лакан его концептуализирует. Все эти новые наработки отмечают решительный поворот в лакановском изложении, ведь для него речь шла, 

- с одной стороны, о вехах прохода в теории означающего, его стартовой концепции и первой из аксиом, гласящей, что бессознательное структурировано как язык;
- и с другой стороны, о новой теории, где принималось бы во внимание, что в аналитическом опыте не все есть означающее. Есть означающее, но также есть и наслаждение. Как они соотносимы?

Лакан начал с ними работать с семинара Этика психоанализа (1959-1960). Тут же возникли первые недоразумения между Лаканом и некоторыми из его ближайших учеников. В итоге, они восприняли то, что общая теория означающего может оказаться неудовлетворительной для понимания психоаналитического опыта. Однако они противоположили Лакану тезис Фрейда, согласно которому в бессознательном есть не только лишь представление слова (Wortvorstellung), а и представление вещи (Sachvorstellung). Вскоре мы увидим, как Лакан им ответил, но настоящая трудность еще оставалась впереди, и именно она привела Лакана к концептуализации наслаждения.

(продолжение следует)

Полина Ювченко для журнала Лаканалия (СПб)