sex-or-love-sexuation

Либидинальная жизнь человека несократима к биологическим данным, и имеет важнейшие отличия от сексуального инстинкта. Условия появления желания, манера вести себя и непроизвольные телесные реакции могут быть выражением сложных внутренних психосексуальных конфликтов.

Поэтому симптом бывает весьма ценен для субъекта. Отказ от секса, холодность, расщепление секса и любви может быть выражением и удовлетворением сексуальности пусть и в ее символическом измерении, что со стороны не всегда легко заметить. Ведь человек владеет речью, и речь владеет человеком.

Сексуальная жизнь
в сознании и в бессознательном

Поле психосексуальности далеко не ограничивается копуляцией и ее завершением как воспроизведением себе подобных. Полиморфная перверсность любого субъекта на ранних этапах взросления показывает, что генитальная реализация сексуальности – лишь один из многих вариантов либидинальной жизни, и поэтому нельзя сделать единое для всех заключение о так называемой "нормальной" сексуальной жизни.

К либидинальной жизни, помимо сексуальности в смысле сексуальных актов, относятся также либидинальные вложения в телесные функции. Все тело человека это эрогенная зона, то есть, любая его часть может служить для инвестиций либидо и соответствующим образом отзываться на них, свидетельствуя о разочарованиях или удовольствиях субъекта.

Психоаналитический подход рассматривает симптомы через призму "сексуальности", в том смысле, что симптом выражает бессознательное желание, а либидинальная динимика может влиять на некоторые биологические процессы жизнедеятельности организма.

В медицине описано множество функциональных нарушений без органических причин, где признана психическая этиология. Безусловно, это вопрос к психоанализу, поскольку (как мы видели в предыдущих разделах - в части 2 и части 3) об органических различиях субъект знает на уровне означающих, так, как мыслит их.

В психоаналитической перспективе речь всегда идет о психосексуальном измерении. Ведь вся сознательная реализация сексуальности (поиск партнера, выбор формы удовлетворения, непосредственно секс) имеет и бессознательное отображение в виде фиксаций, конституирования своего образа, ранних фантазий и т.д. Было бы упрощением сводить сексуальность к генитальному акту.

Расщепленность
любви и желания

Ниже мы рассмотрим некоторые диссоциации, которые могут получить в либидинальной жизни субъекта определяющую роль.

В ряде случаев любовь-чувственность (эрос) и любовь-нежность (агапэ, сторге) не соединяются на одном лице, или шире – на группе лиц, обладающих определенными признаками.

Такая разобщенность поля любви и желания обретает значение в бессознательном порядке психосексуальности. Ведь ослабления желания, отсутствие возбуждения и соответствующих фантазий происходят только при близости с определенными людьми, но не со всеми.

Hans Thoma

Нежность, соответствующая детскому инцестуозному выбору объекта, довольно решительно и сильно отделяется от объекта, который вызывает сексуальное желание. При этом, как правило, субъект способен подробным образом описать характеристики, общие для представителей "группы интереса" и выделяемые им как значимые в таком разделении.

Вопрос к психоаналитику в том, что приводит к подобному положению и почему субъект вынужден следовать этому разделению, которое может вести иногда к мучительным коллизиям.

К так называемому психическому бессилию с любимым лицом ранее применялся термин "фригидность" или "психическая импотенция". Но сейчас намного большее распространение получили общемедицинские описательные определения классификаторов DSM и МКБ типа "потери сексуального интереса", "сексуальной апатии", "сексуальной дисфункции". Также встречаются наукообразные термины "гиполибидемия", "анафродизия" и т.д.

American Psychiatric Association, ed. (2013). Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fifth Edition. American Psychiatric Publishing. p. 433-443. – "Male Hypoactive Sexual Desire Disorder, 302.71 (F52.0)". "Female Sexual Interest/Arousal Disorder, 302.72 (F52.22)".
ICD 10th revision, edition 2010: F50-F59 Behavioural syndromes associated with physiological disturbances and physical factors.

В общем, эти явления оцениваются там как "поведенческие расстройства", для лечения предлагаются медикализация, антидепрессанты либо жалоба переконвертируется в "расстройство отношения". Есть ли в таком случае смысл принимать лекарственные препараты, которые подействуют на организм, а не на тело-и-душу?

Медицинские классификаторы неудобны тем, что не учитывают ни возможный выбор субъектом асексуальности, ни случаи расщепленности между желанием и любовью.

Клинический материал заставил Фрейда признать: некоторые субъекты не желают лиц, которых любят, и наоборот. Каков же психический механизм расщепления? В статье Об унижении любовной жизни Фрейд описывает его максимально доступно.

Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. – К.: Здоров'я, 1990. – Об унижении любовной жизни, с. 119-127.

С точки зрения психоанализа, следует говорить о чертах перверсии, которые вливаются в так называемую "нормальную" сексуальность. Очень часто к холодности может привести идеализирующая переоценка любимого лица.

Первый выбор
это ранний выбор

В детстве и вплоть до пубертата нежность, которую ребенок испытывает к родителям и самым близким лицам, начинает постепенно дополняться эротическими переживаниями. Но поскольку речь идет о членах семьи, культура отклоняет эротику от половых целей – например, направляет на сублимацию, игры или учебу.

При половой зрелости нарастает чувственность, и объекты первого инфантильного выбора:

  • с одной стороны, снабжаются либидо по пути наименьшего сопротивления,
  • но с другой – близких следует избегать из-за запрета кровосмешения.

Субъект находит объекты вне семьи, отталкиваясь в этом выборе (по подобию либо избеганию узнаваемых черт и манер) от образца ранних фиксаций.

Со временем в новом объекте соединяются нежность и чувственность – нормальная переоценка полового объекта ("сумасшедшая страсть") при чувственной влюбленности связана и с высокой психической оценкой.

При неудаче этого процесса в силу вступают следующие факторы:

Во-первых, степень реального запрета, который не допускает нового выбора объекта и обесценивает его для индивида. Ведь нет никакого смысла заниматься выбором объекта, если запрещено вообще выбирать или не имеешь никакой надежды выбирать что-нибудь достойное.

Во-вторых, степень привлекательности, которой могут обладать те инфантильные объекты, от которых следует уйти; она пропорциональна эротической фиксации, которой они были наделены еще в детстве.

Если эти два фактора достаточно сильны, то начинает действовать общий механизм образования неврозов:

- либидо отвращается от реальности, подхватывается работой фантазии, усиливает образы первых детских объектов и фиксируется на них,
- но кровосмесительное ограничение заставляет либидо, обращенное на эти объекты, оставаться в бессознательном,
- изживание чувственного течения, кроющегося теперь в бессознательном, в навязчивых онанистических актах и/или прочих симптомах, способствует тому, чтобы крепить эти фиксации.

Положение дела не меняется и тогда, когда неудавшийся в реальности процесс совершается в фантазии, то есть когда в фантастических ситуациях, ведущих к онанистическому удовлетворению, первоначальные половые объекты заменяются посторонними.

Благодаря такому замещению фантазии делаются способными проникнуть в сознание; в реальном либидо при этом не замечается никакого прогресса.

Может случиться, что вся чувственность окажется связанной в бессознательном с инцестуозными объектами.

В результате подобного вложения либидо получается абсолютная импотенция, которая к тому же еще укрепляется благодаря одновременно приобретенному действительному ослаблению органов, очень часто выполняющих половой акт.

Фрейд замечает, что лишь объединение в любви нежности с чувственностью обеспечивает нормальное любовное поведение. Однако полностью это возможно только в идеале, так как субъект остается в той или иной степени привержен инцестуозным идеалам.

earthБолее того, такая любовная жизнь, когда любовь и желание полностью сливаются, будучи целиком направленными на партнера, является редчайшим случаем, скорее, исключительным. Первые вложения чувственности оставляют у субъекта решающий след.

Когда нельзя любить там, где желаешь, и нельзя желать, где любишь, любовная жизнь оказывается стойко расщеплена по двум направлениям.

Чувственность и объекты любви должны остаться обособленными. Фрейд говорит о том, что наиболее важно здесь все-таки избегание нежности. Казалось бы, субъект может смириться с таким положением, и социализироваться в узких рамках, балансируя меж объектами в относительном равновесии.

Подробная киноиллюстрация такого положения была показана Л. Фон Триером в эротической драме Нимфоманка (2013).

Однако тревога постепенно нарастает и ширится на прочие области жизни. Оказывается, что объект для избегания инцеста всегда рано или поздно обнаруживает незаметную поначалу черту, снова и снова приводящую к избегаемому значимому объекту.

Так называемые бессилие и холодность касаются идентификаций и бессознательных представлений.

Как пример одной из частых форм отказа у субъектов мужского пола Лакан приводит преждевременную эякуляцию. Глубинные фиксации определяют сексуальные возможности, заметные на сознательном уровне.

Фрейд и Ференци делают акцент на комплексах бессознательных представлений, которые обуславливают запреты, торможение. Лакан уточняет, что отказ происходит из наслаждения, перед которым субъект отказывается от себя, самоустраняется, поскольку:

это наслаждение слишком тесно связано с измерением кастрации, воспринимаемой в сексуальном акте как угроза … все, что может клинически происходить при различных видах бессилия, тем более, если они центрированы вокруг преждевременной эякуляции.

Lacan J. Séminaire XIV : La logique du fantasme (1966-1967), - seminaire de 24 mai 1967.

Следовательно, у ряда субъектов нежные и чувственные течения не сливаются. Сознательно испытывать желание, сексуально реализовываться и получать от этого удовольствие может им дать только обесценивание объекта сексуального желания.

Таким образом, для подобной сексуальности в любви требуется унижение, более того, полное раскрытие сексуальности по определению достигается лишь с любовно приниженным и лишенным уважения сексуальным объектом. Но только ли о первертах идет здесь речь?

По мнению Фрейда, градус психического бессилия характеризует любовную жизнь цивилизованного человека в самом общем смысле. Фрейд рассматривает расширенную концепцию холодности относительно тех, кто совершает "положенный" акт без ослабления, но и без особого стремления.

Даже с уважаемым и нежно любимым партнером сексуальность без толики игры, так называемого маскарада, рискует оказаться пресной. Однако масштаб такой "перверсивной" компоненты для каждого субъекта строго индивидуален, и всегда зависит от личной истории. Например, кого-то предельно возбуждает белье на теле партнера и свет, кого-то - лишь полная обнаженность и темнота, и т.д., однако не всегда оказывается возможно достичь консенсуса с партнером.

При желании проработать подобные диссоциации, избавиться от сковывающего сценария и недопонимания уместно будет обратиться к психоаналитику.

Какую же роль относительно сексуальности играет любовь?

Любовь, как очевидно, не ориентирована на конкретные материальные объекты или жесты, но на знаки любви. Ясно это наблюдается у маленьких детей, чьи требования, например, игрушек, подразумевают не столько факт приобретения, но дар, свидетельство внимания, которое будет знаменовать подарок.

В этом смысле Лакан говорил: "любовь – это давать то, чего не имеешь".

Полина Ювченко для журнала Лаканалия (СПб)