jouissance-lacan-26Вторая глава книги д-ра Патрика Валаса Les di(t)mensions de la jouissance (Érès, 1998; Éditions du Champ lacanien - Collection Cliniques, 2009) - (Сказ)мерения наслаждения предварена обращением автора труда к читателям Лаканалии. В этой части речь идет о понятии наслаждения у Фрейда; подробно рассматриваются предварительное удовольствие, вытеснение, сублимация и различные формы мазохизма по эту и по ту сторону принципа удовольствия.

От автора – уважаемым читателям Лаканалии

Мою книгу уже так хорошо представила Полина Ювченко,

См. в Лаканалии №15: Патрик Валас. (Сказ)мерения наслаждения: Часть 1. От мифа влечения к дрейфу наслаждения. Концепт наслаждения в лакановском поле – предисловие переводчика (Измерения сказанного: Bien-dire).

что мне захотелось и от себя уточнить резоны выбора заглавия.

La Troisième encore et encore! - Séance XI du 25 mai 2014Откуда я взял заглавие (Сказ)мерения наслаждения (фр. Les di(t)mensions de la jouissance)?
Точно так же можно было выбрать и (Сказ)места наслаждения (фр. Les di(t)mansions de la jouissance).

Почему?
Потому что mansion – это жилище, обитель, здесь как место проживания сказанной правды о наслаждении.

Эта игра слов в русском языке непередаваема в точности; вариант Ска(з)емли подразумевает земли как син. места проживания, обители, занимаемого пространства (тополог.). Земли речи, которой сказывается наслаждение, сказ земель наслаждения – звучит, пожалуй, несколько à la Данте, а вариант (Сказ)транства не лишен недостатка, и поэтому (Сказ)места – прим. перев.

Наслаждение бытует младшей сестрой истины, которая может сказаться лишь наполовину.

"Я вам ее выскажу по-своему : есть три измерения пространства, обитаемого говорящим, и эти три "сказместа " в моих записях называются Символическое, Воображаемое и Реальное.
Это не совсем декартовы координаты; и не оттого, что их три, не обманитесь на их счет.
Декартовы координаты происходят из древней геометрии.
Потому что… потому что это некое мое пространство, как я его обозначаю этими тремя "сказ-местами", в этом пространстве точки определяются совсем иначе.
(.....), это геометрия, где точки — для тех, кто был здесь, я надеюсь, в прошлом году — где точки определяются  сжиманием того, о чем вы может быть помните, что я назвал "моими кольцами веревки".
Жак Лакан в Хитромудрые плутают, 13 ноября 1973 г. (Lacan J. Les non-dupes errent, 13 novembre 1973).

Почему?

Потому что если желание невозможно высказать, нужно его интерпретировать для субъекта, тогда как о наслаждении говорят немало, и именно поэтому мы можем о нем что-то знать – как, черт возьми, мы можем знать о нем иначе?
Наслаждается дерево, наслаждаются бактерия и улитка (как минимум, жизнью), конечно же, но мы ничего не знаем об их наслаждении.
Тогда как человек ведет речь посредством тела, которое тем самым "наслаждает это".
Вот в чем состоит "таинство тела говорящего".

 

Глава 2. Понятие наслаждения у Фрейда

 

 

Фрейд иногда использует термин Genuss для обозначения наслаждения в сексуальном смысле, но для него данная вокабула является обычным словом языка, а никак не концептом теории. Genuss в тексте Фрейда может встречаться также вместо слова Lust (что в переводе с немецкого охота, удовольствие и желание), следовательно, в значении, близком фр. jouissance, что синонимично большой радости, предельному удовольствию, экстазу, сладострастной неге. Когда Фрейд использует термин Genuss, то не забывает подчеркнуть придаваемый ему особый акцент. В частности, когда его пациент, так называемый Человек с крысами, в лечении упоминает о "китайской пытке проникновения крысы в анус", Фрейд отмечает странное выражение на лице рассказчика, "которое я мог интерпретировать лишь как ужас от наслаждения, игнорируемого им".

Цит. и перев. по S. Freud, L'Homme aux rats. In Cinq psychanalyses, P.U.F., Paris 1971. P. 207 : «Que je ne peux interpréter que comme l'horreur d'une jouissance à lui-même ignorée» (курсив мой). Ср. с перев. данного фрагмента в русскоязычном издании: «словно его самого ужасает безотчетное чувство удовольствия, которое он испытывает в этот момент» (курсив мой) – цит. по З. Фрейд, Человек-крыса // Собр. соч.: В 26 т. - СПб., 2007. Т. 4., стр. 29.

Тот же вид "мертвенного ликования" он замечает на лице 19-месячного внука, когда тот играет в fort-da (прочь-сюда) с катушкой, словно находя за игрой некое удовольствие в страдании.

S. Freud, Au-delà du principe de plaisir, op. Cit. P. 16. – З. Фрейд, По ту сторону принципа удовольствия.

Фрейд полагает, что функционирование психического аппарата подчиняется  регуляторному принципу, чья роль состоит в обеспечении поиска удовольствия (Lust) путем избегания неудовольствия (Unlust). Очень схематически это значит, что любое напряжение психического аппарата – находится ли его источник внутри организма или связан с внешними факторами – ощущается как неудовольствие (Unlust), тогда как удовольствие (Lust) связано со снижением напряжения и возвращением в состояние покоя. Этот регуляторный принцип константности, инертности либо стабильности (данные термины используются Фрейдом в различных сочинениях) образован соединением принципов удовольствия и реальности (Lustprinzip-Realitätsprinzip). Их определение в наследии Фрейда, начиная с Введения в Положение о двух принципах психической деятельности в 1911 г., останется практически неизменным.

S. Freud, Formulations sur les deux principes du fonctionnement psychique. In Résultats, idées, problèmes, tome 1, P.U.F., Paris 1984. – З. Фрейд, Положение о двух принципах психической деятельности.

В функционировании психического аппарата влечения стремятся к удовлетворению кратчайшими путями, но реальность, с которой им приходится считаться для достижения искомого удовлетворения, вменяет необходимость обходов и отсрочек. Удовольствие (фр. plaisir), о котором говорит психоанализ, отличается от удовольствия, полученного утолением потребности по модели удовлетворения (фр. satisfaction) влечений самосохранения. Не будь так, соединение принципа удовольствия-принципа реальности было бы лишь квазирефрексивным принципом адаптации к реальности, тогда как он, наоборот, служит удовлетворению влечений. Фрейд не уставал подчеркивать, что исполнение бессознательного желания (Wunscherfüllung) соответствует иным требованиям и действует по иным законам, чем удовлетворение (Befriedigung) жизненных потребностей. Так, он мог утверждать, что исполнение желания скорее тяготеет к дереализации. Галлюцинирующий человек выигрывает в удовольствии (Lustgewinn) тем, что Wunsch тотчас же исполняется через представление в сновидении или в фантазме, раньше, чем будут изысканы средства для обретения объекта в реальности. Говоря иначе, принцип реальности состоит на службе у принципа удовольствия и продлевает его действие. Верно, что влечение основывается на потребности прежде, чем от нее отделиться. Например, удовольствие от еды может привести к эротизации потребности, и тем самым привести к ее глубинному нарушению. Об этом свидетельствует пример чередования анорексии-булимии. Другие формы эротизации базовых потребностей действуют по той же схеме.

jouissance-lacan-22

Как свидетельствуют многочисленные примеры из клинического опыта и повседневной жизни, некоторые напряжения ощущаются как приятные, и тем самым противоречат закону функционирования психического аппарата. Констатировав это, Фрейд более не мог заявлять о строгом соответствии между удовольствием и расслаблением с одной стороны, неудовольствием и напряжением – с другой. Он предвосхищал подобное затруднение, и даже попытался его разрешить в По ту сторону принципа удовольствия. Если допустить, что функционирование психического аппарата управляется принципом удовольствия, а удовольствие и неудовольствие считать качественным выражением количественных изменений энергии, то тогда каким следует установить их соотношение согласно экономическому определению?

Если приятные напряжения существуют, необходимо отличать удовольствие от ощущения напряжения:

– Ощущение напряжения следует соотнести с абсолютным значением количества вложений энергии.
– Градация удовольствие-неудовольствие указывает на изменение количества вложений за единицу времени – здесь используется понятие ритма.

S. Freud, Au-delà..., op.cit., p.8. – З. Фрейд, По ту сторону…

Несмотря на то, что он не всегда мог дать удовлетворительные ответы на вопросы, поднимаемые концепцией принципа удовольствия, Фрейд неизменно признавал ее господствующую роль в психической жизни. В отличие от некоторых гедонистических философских традиций, которые полагают удовольствие венцом человеческой деятельности, Фрейд показал, что человек может искать боли как удовольствия.
Он задается вопросом о формах удовлетворения, которые индивид может получить в ситуациях, где он должен бы был ощутить неудовольствие (Unlust).

S. Freud. Op.cit., p. 173. – З. Фрейд, Влечения и их судьбы: "…у нас есть все основания полагать, что ощущения боли, как и другие ощущения неудовольствия, распространяются на сексуальное возбуждение и провоцируют состояние, отмеченное удовольствием, ради которого можно примириться с неудовольствием от боли".

Речь идет, главным образом, об удовольствии, предваряющем сексуальный акт, но также об удовлетворении, полученном в некоторых формах судеб влечений (вытеснение или сублимация) и в болезненных феноменах, в ряде детских игр, в тяжелых воспоминаниях, кошмарах, военных и травматических неврозах и заведомо проигрышных сценариях поведения.

– Предварительное удовольствие

jouissance-lacan-23"Предварительное удовольствие" (Vorlust) ощущается при напряжении от желания перед свершением сексуального акта.

S. Freud, Trois essais sur la théorie de la sexualité. Op.cit., p. 113. – З.Фрейд, Три очерка о теории сексуальности.

Следствием сексуального возбуждения (которое у Фрейда не следует путать с удовлетворением) является повышение его уровня по принципу удовольствия таким образом, что напряжение может испытываться как удовольствие. Но если "предварительное удовольствие" становится слишком значительным и тянется долее определенного времени, напор влечения подается. Процесс не может продолжаться, поскольку боль, ощущаемая на уровне органа, может привести к его рефлективной детумесценции,

К спаду напряжения половых органов (прим. перев.).

а расслабление принесет субъекту облегчение. Однако в таком случае "конечное удовольствие", полученное вне достижения оргазма, у субъекта может вызвать чувство вины из-за сексуального неудовлетворения.

В некоторые моменты сексуальной жизни взрослого даже единичные промахи могут привести к постоянному сексуальному бессилию. Причины – комплексные, как психические, так и органические. Для Фрейда это в первую очередь случаи субъектов, чье детство было отмечено слишком скорым  "ранним сексуальным развитием". Они пришли к получению интенсивных удовольствий на уровне какой-либо эрогенной зоны еще до генитального созревания. По этой причине они могут оставаться фиксированными на этих формах удовлетворения влечений, так никогда и не доходя до свершения сексуального акта. Отсюда может следовать преждевременная эякуляция, проявления сексуальности инфантильного толка или перверсные, вуайеристские, эксгибиционистские и т.д. фиксации.

Как пишет Фрейд в Метапсихологии (1915), целью влечения всегда является удовлетворение (нем. Befriedigung).

S. Freud, in Métapsychologie, Idées/Gallimard, Paris 1969. P. 18. – З.Фрейд: "Целью влечения всегда является его удовлетворение", в Метапсихологии.

 Это удовлетворение может быть получено без нарушения принципа удовольствия, поскольку только лишь влечение способно раздвигать, не упраздняя, основополагающие границы принципа удовольствия. Либидо, следовательно, может найти реализацию в действии влечений, которые движутся различными путями, взаимозамещаются или меняют объект ради достижения удовлетворения – их неизменной цели. Между тем, есть две судьбы влечений, в которых полученное удовлетворение кажется проблематичным относительно принципа удовольствия: сублимация и вытеснение.

Сублимация

jouissance-lacan-24При сублимации влечение находит свое удовлетворение без вытеснения, сменой объекта и сексуальной цели. Фрейд приводит как примеры сублимации искусство, литературу, интеллектуальную или научную деятельность, подчеркивая в то же время, что тип удовлетворения, полученного в этих занятиях, в психическом плане сопоставим с реализацией сексуальности, хоть и менее интенсивен. Тем самым две формы удовлетворения влечений, сублимационная и сексуальная, весьма различные внешне, ставятся на одну доску и явно сближаются.

S. Freud, in Introduction à la psychanalyse. Paris, Payot, 1968. – З. Фрейд, во Введении в психоанализ: "Сублимация состоит в том, что сексуальное стремление отступается от испытываемого в сексуальном акте удовольствия органа и замещает его другой целью, генетически связанной с первой, но с отказом от сексуальности в пользу социального".

Мы знаем, что для Фрейда исполнение Wunsch (желания) происходит через представления, и удовлетворение желания является, прежде всего, удовлетворением "бытия". Придерживаясь фрейдового определения сексуальности, которое простирается по ту сторону генитального, следует признать и то, что сублимация не состоит в появлении "десексуализированного" либидо – ведь Фрейд, как мы увидели выше, в ясных выражениях ссылается на эрос Платона, заново определенный им как любовь, желание, сублимация и сексуальность. Даже допустив пару двусмысленностей насчет значения сублимационного удовлетворения, Фрейд подходит к тому, что наслаждение, которое находится по ту сторону удовольствия, целиком не сводится к сексуальному наслаждению, что он и выразит позже более точно.

З. Фрейд: "…речь идет о знании того, является ли оргазм характеристикой сексуального удовольствия, или же мы можем определить сексуальное удовольствие как удовольствие вообще" – цит. и перев. по S. Freud, Les premiers psychanalystes, Minutes (4) de la Société psychanalytique de Vienne, Gallimard, Paris 1983. P. 187.

Вытеснение

jouissance-lacan-25Мотивом и конечной целью вытеснения является не что иное, как избегание неудовольствия; вытеснение является еще одним видом судьбы влечения, не достигшего цели удовлетворения. Причины неудачи действия влечения коренятся как во внутренних сопротивлениях, так и во внешних факторах. Но вытеснение порождает побеги бессознательного, которые видны в возвращениях вытесненного. Влечение достигает частичного удовлетворения именно при помощи следующих образований:

сновидение, определенное Фрейдом как привилегированная форма исполнения желания (Wunsch) и его "галлюцинаторное" удовлетворение;
острота, о которой Фрейд прямо говорит, что полученное с ее помощью удовольствие кроется в форме;

S. Freud, Le mot d'esprit dans ses rapports avec l’inconscient. Paris, Idées/Gallimard, 1971. – З. Фрейд, Остроумие и его отношение к бессознательному.

симптом может проявляться в субъектном поле во многих регистрах. Для Фрейда симптом это не только сообщение о вытесненном желании, но и место  болезненного удовлетворения. Экономическое действие принципа удовольствия позволило Фрейду объяснить с позиции топик то, почему симптом может сознательно восприниматься как неудовольствие, оставаясь при этом источником удовольствия в бессознательном. Ясно, что избавить от симптома непросто, поскольку субъект залипает в нем, разрываясь между стремлением освободиться и бессилием это сделать из-за бессознательных мотиваций.

То есть, мотивом и конечной целью вытеснения, образовавшего симптом, является не что иное, как  избегание неудовольствия. Короче говоря, субъект скорее предпочтет приспособиться к неудовольствию от уже привычного симптома, чем подвергнется риску столкновения с неведомым, которое может привести к усилению вытеснения. Впрочем, как бы мог симптом, сфера страдания по определению, позволить субъекту испытывать мертвенное ликование, не будучи осуществлением желания, где влечение удовлетворяется через возвращение вытесненного?

S. Freud, in La naissance de la psychanalyse. Paris, P.U.F., 1973. P. 185. – З. Фрейд, в Рождении психоанализа: "Хронологически, первой мотивационной силой в формировании симптомов является либидо".

Негативная терапевтическая реакция, иными словами – неудача лечения, связана с неспособностью пациента признать свое бессознательное желание.

S. Freud, Le Moi et le Ça, Op.cit., pp. 264-265 et pp. 291-293. – З. Фрейд, Я и Оно.

Фрейд подходит здесь к границе поля, расположенного по ту сторону принципа удовольствия. Клинический опыт приводит его к изучению рекуррентных и болезненных феноменов, тяжких воспоминаний, кошмаров, травматических и военных неврозов, калечащих симптомов и заведомо проигрышных сценариев поведения, он стремится приблизиться к их пониманию.

S. Freud, Principe de plaisir et névrose traumatique. In Essais de psychanalyse. Op.cit. – З. Фрейд, Принцип удовольствия и травматический невроз.

Для Фрейда в психической жизни существует непреодолимое стремление к повторению,

S. Freud, Au-delà du principe de plaisir, in Essais de psychanalyse, op.cit. – З. Фрейд, в По ту сторону принципа удовольствия: "...ничто не мешает допустить, что в психической жизни существует неудержимое стремление к воспроизведению, стремление, которое проявляется без учета принципа удовольствия".

влияние этой тенденции проявляется вне действия принципа удовольствия и превосходит его, ввергая субъекта в испытание мертвенным удовлетворением загадочного характера, который следует расшифровать. Нужно объяснить эти мучительные факты, чье повторение, если исходить из принципа удовольствия, парадоксально.

S. Freud, Dualisme des instincts. Pulsion de vie et pulsion de mort, ch. 6, in Au-delà..., op.cit. – З. Фрейд, в По ту сторону…, ч. 6, Дуализм инстинктов. Влечение к жизни и влечение к смерти.

В давлении подобного повторения, а именно за рекуррентными и болезненными феноменами, схожими с повторяющимися детскими играми, следует признать источники удовольствия. Такие детские игры (fort-da прочь-сюда) часто являются более или менее удачными символическими построениями, их функция состоит в тампонировании болезненных следствий неприятных прошлых опытов. По ту сторону принципа удовольствия проявляются влечения смерти, силы дезинтеграции (Thanatos), которые в чистом виде не выделяемы из-за тесных взаимосвязей с влечениями к жизни (Eros). Вот новый дуализм влечений, который Фрейд выстраивает в момент создания второй топики.

S. Freud, Principe du plaisir et instincts de mort. In Essais de psychanalyse, op.cit. – З. Фрейд, Принцип удовольствия и инстинкты смерти.

Новое построение он полагает умозрением, ведущим к весьма радикальным последствиям. Раз за разом он перебирает наиболее вероятностные гипотезы для выстраивания фундамента его логической артикуляции.

J. Le Brun, Réflexions sur la théorie freudienne à propos de Au-delà du principe de plaisir. Carnets n° 6 de l'École de psychanalyse Sigmund Freud, oct. 1995.

Мы не станем останавливаться на этом построении подробно, отметив лишь то, что связано с темой настоящей работы: все те проявления, что заступают влечение к смерти, даже по ту сторону и вне зависимости от принципа удовольствия, не обязательно находятся в оппозиции к этому принципу. Проблема соотнесения процессов болезненного и травматического повторения с доминированием принципа удовольствия во многом остается нерешенной. Схематически, речь о том, что психический аппарат обходится с внутренним напряжением, от которого защищен слабо, так же, как тампонирует возбуждения, пришедшие извне. То есть, функция психического аппарата состоит в связывании свободной психической энергии, чтобы этой связкой усилить власть принципа удовольствия. Главное не в том, что эти трансформации сопровождаются удовольствием либо неудовольствием, а в том, что первичные (не связанные) процессы образуют, с точки зрения удовольствия или неудовольствия, ощущения на порядок интенсивнее, чем вторичные (связанные) процессы. Фрейд соотносит "эти намного более сильные ощущения" с сексуальным наслаждением, которое полагает наисильнейшим удовольствием, доступным человеку.

S. Freud, Principe de plaisir et instinct de mort, chap. VII Au-delà…, op.cit. P. 79 – З. Фрейд, Принцип удовольствия и инстинкты смерти, гл. VII По ту сторону…: "Мы все знаем по опыту, что наиболее интенсивное удовольствие, которое мы можем испытать, то, которое мы получаем в сексуальном акте, совпадает с моментным ослаблением сильного возбуждения. Но связывание инстинктивного импульса является подготовительным действием, которое дает возбуждению возможность окончательно разрешиться в удовольствии разрядки".

Фрейд продолжает рассуждения о границах удовольствия. По ту сторону порога начинается наслаждение в положении, которое двойственно относительно удовольствия и боли. Он отмечал о Человеке с крысами, что "наслаждение как предельное удовольствие избыточно относительно удовольствия",

S. Freud, L'homme aux rats, op.cit.,  p.19. – З. Фрейд, Человек с крысами.

и повторил это в По ту сторону принципа удовольствия, уточнив, что "болезненные впечатления могут быть источником мощного наслаждения (нем. Genuss)". Тот факт, что инстинкты (фр. instincts) смерти могут препятствовать принципу удовольствия, возникая в виде повторяющихся феноменов с удовольствием в боли, дает Фрейду возможность предположить существование первичного мазохизма,

S. Freud, Au-delà..., op.cit., p. 89. – З. Фрейд, По ту сторону…

тогда как ранее он утверждал, что мазохизм вторичен и связан с обращением врожденного садизма на собственную личность. Здесь возникает новая трудность; действительно, если боль и неудовольствие могут быть источниками удовлетворения сами по себе, то есть быть целью, а не предостережением, то исходя из принципа удовольствия и экономической точки зрения, обоснование существование мазохистских тенденций в жизни влечений становится весьма проблематичным.

jouissance-lacan-27Фрейд будет стремиться разрешить эту загадку в Экономических проблемах мазохизма (1924).

S. Freud, Le problème économique du masochisme. In Névrose, psychose et perversion. – З. Фрейд, Экономические проблемы мазохизма.

В этом тексте он различает три формы мазохизма:

Первичный эрогенный мазохизм как вид сексуального возбуждения, характеризуется удовольствием от боли;
Мазохизм как бытийное выражение, составляет мазохистскую перверсию как таковую;
Моральный мазохизм как образ действий под решающим влиянием бессознательного чувства вины, толкает субъекта к  самонаказанию и заведомым поражениям.

Эрогенный мазохизм – базовая составляющая двух последних, и именно ему мы уделим далее основное внимание:

То, что боль может быть испытана в качестве удовольствия, объясняется следующим образом: влечения к смерти никогда не проявляются в чистом виде, поскольку они тесно сопряжены с влечениями к жизни. Они сочетаются в различных пропорциях, однако в некоторых случаях либидо не в состоянии полностью "обуздать" влечения к смерти. Вследствие этого боль и неудовольствие могут приобретать коннотации удовольствия. Эрогенный мазохизм, с одной стороны, относится к либидо и, с другой стороны, всегда сохраняет в качестве объекта само бытие человека. Этот мазохизм свидетельствует и является следом фазы формирования, когда осуществляется важнейший для жизни "сплав" влечения к смерти (Thanatos) и либидо (Éros). Эрогенный мазохизм присутствует на всех фазах развития либидо, и даже невротические страдания, которые кажутся наиболее оторванными от сексуальности, инвестированы либидинально. Такое страдание дает удовлетворение бессознательному чувству вины. Оно представляет главнейшее преимущество при неврозе, которое происходит из вытесненного, непристойного желания, а весьма и весьма ощутимое его проявление является мазохистской склонностью. Некоторые субъекты, которые не могут отказаться от мазохистского удовлетворения бессознательного чувства вины, вынуждены прибегать к весьма энергичному сопротивлению психоаналитическому лечению; они упрекают анализ в акцентировании их несчастья, и прерывают его, что Фрейд относит к "негативной терапевтической реакции". Согласно Фрейду, даже саморазрушение человека, коренящееся во влечении к смерти, не может иметь место без либидинального удовлетворения.

S. Freud, Sur la Psychogenèse d'un cas d'homosexualité féminine, in Névrose, psychose et perversion. Op. cit. – З. Фрейд, в О психогенезе одного случая женского гомосексуализма: "Эти интерпретации метода самоубийства путем свершения сексуальных желаний уже давно знакомы психоаналитикам".

jouissance-lacan-28С этой позиции инстинкт смерти, или же влечение к смерти, как его вернее называет Фрейд, напрямую связано с Эросом, и не может быть сведено к желанию умереть. В биологическом плане это было бы аберрацией, так как жизнь не хочет погибнуть. Желание смерти, которое являет фантазм субъекта об умирании, по правде говоря, выказывает его стремление устраниться ради того, чтобы увековечиться в бытии, чтобы отложиться в памяти, чтобы стать любимым и желанным. Мы видим в клинике подтверждение в свидетельствах тех, кто счастливым образом смог допустить промах в суицидальной попытке. Настоящий суицид, как подлинный акт, редок. История дает нам несколько примеров, это Эмпедокл, Сократ, но для его свершения потребовалась разумная аскеза всей их жизни.

Во всех своих работах Фрейд показывает, как сложны отношения между удовлетворением (Befriedigung), удовольствием (Lust) и другими превосходящими их по силе и насыщенности ощущениями. Речь о предельном удовольствии, усиленной радости, ликовании, экстазе или неге, которые он чаще описывает термином Genuss (переводится как наслаждение), чем словом Lust (удовольствие), подчеркивая их чрезмерный характер относительно принципа удовольствия, чей порог в этом случае минуется. Такие проявления могут испытываться как болезненные ощущения, вплоть до отталкивания, отвращения или ужаса в той мере, в которой субъект неспособен от них отвязаться. Вне всякого сомнения, в рассуждениях о влечении к смерти содержится приближение к наслаждению, оставленное Фрейдом без концептуализации, но с намеченным полем, чья граница пролегает по ту сторону удовольствия. Оно станет отправным пунктом для Лакана в определении наслаждения.

(продолжение следует)

 Полина Ювченко для Лаканалии